30 объектов российских промдизайнеров
21.01.2014 | 20:41

В сфере дизайна мы можем гордиться не только матрешками и гранеными стаканами.

Эпоха перестройки давно позади и молодые таланты, вдохновленные самыми разными идеями, создают по-настоящему красивые вещи. Конечно, сегодняшний размах в промдизайне совсем не такой, как во времена СССР, и предметы выпускаются лишь маленькими партиями, однако это и делает их единственными в своем роде.

Российские промдизайнеры ничем не хуже западных, а в чем-то даже их превосходят. Они являются лауреатами престижных европейских конкурсов, регулярно пополняют свои коллекции новыми идеями. К тому же, специалисты сталкиваются с куда большими трудностями при реализации проекта. Так или иначе — они живут и творят.

AdMe.ru представляет вам 30 выдающихся предметов, которые были придуманы в России за последнее время.

Полка-конструктор Flex Shelf


Николай Никитин

Идея очень простая — из набора фрагментов разной длины и цвета, которые легко скрепляются между собой, можно создавать любые композиции и формы. Полка не имеет аналогов и стоит сравнительно недорого. Для удобства мы разработали около ста готовых композиций, но из нее можно сделать и имя любимой, и кораблик, и название города, и картину Малевича.

Часы White  White


Вадим Кибардин

Кибардин специализируется одновременно на электронике, мебели, светильниках, игрушках, багаже и разных полезных мелочах. Ему удаются одинаково хорошо и левитирующая мышка для компьютера, и картонные часы для самостоятельной сборки, и аксессуары для айфона, которых уже придумано столько, что, кажется, ничего нового не изобрести.

Набор Человечки


Анастасия Щербакова, Василий Перфильев, Шуша

Мы давно выросли, но не утратили интерес к игрушкам. Плюс мы ждали ребенка и погрузились в детскую тему с головой. У нас появились идеи разных игрушек и какой-то общий стиль, вдохновленный Родченко, Лисицким, Корнеем Чуковским, Даниилом Хармсом. Мы часто ездим на выставки, так что нас уже знают за границей, и игрушки можно найти не только в России, но и в Европе, и в США.

Лунная мышь


Сергей Сафонов

Первым был человечек по имени Гуума. Он получился удачным, но я не учел хрупкость материала: сочленения постоянно ломались, и я до сих пор высылаю запасные руки и головы его владельцам-коллекционерам. В новом году он будет произведен серийно на фабрике, так что все огрехи первоначальной конструкции мы уже устранили.

Полка Черный квадрат


Михаил Беляев

Мы с моим другом Юрой Вередюком открыли свою мебельную мастерскую — пришлось делать для нее стиль, сайт, как-то позиционировать, проектировать и производить мебель. Оказалось, что работать в комплексе намного интересней, чем рисовать одни и те же, например, стулья и лампы.

Подставка под ноутбук Vool


Алексей Галкин

Изначально я сделал прототип Vool для себя, потому что мне нужна была подставка, а все, что было в продаже, не устраивало. Когда я выложил первые снимки прототипа деревянной подставки и вокруг нее появился ажиотаж, стало понятно, что нужно создавать отдельный бренд для этого продукта. Так появился Vool, это эстонское слово, в переводе на русский — поток. Форма получилось очень плавная и хотелось, чтобы название было связано с водой.

Стакан для виски Scacchi


Вероника Лазарева

Когда я решила, что буду делать свою посуду, прежде всего появился бокал для красного вина из коллекции Sera-Irida. Рассказать о нем особенно нечего — это просто бокал, который я бы сама захотела купить. Но чтобы подержать его в руках, мне пришлось объехать 15 разных заводов и фабрик, на пяти из них сделать образцы, на создание которых ушло девять месяцев, потом выбрать один-единственный, запустить его в производство — и только тогда получить готовый продукт.

Светильник Light Bean


Катерина Копытина

Первый объект, который максимально приблизился к понятию промдизайна, был мой дипломный проект — светильник „Милто“. Через пару лет после защиты я решила довести его до ума, причем дело даже дошло до рабочих прототипов и контракта на серийный выпуск. А когда посчитали стоимость производства, поняли, что получается слишком дорого для демократичного самосборного светильника — выпускать смысла не имело.

Лампа Silver Biplane Only Edison III


Павел Мосолов и Евгения Ретинская

Наше производство там, где мы находимся, — в данный момент в Москве. Прошлой зимой мы колесили по Европе, собирали просоленные морем коряги на Лазурном берегу и обрабатывали их в небольшой передвижной мастерской. Лето провели в нашем гараже в Вайоминге, катались по окрестным штатам, не пропускали ни одного блошиного рынка, работали с находками, новыми идеями, материалами, изучали новые технологии, программирование и микроконтроллеры.

Комод Big Woo


Полина Балашова

У нас работают три человека, есть еще команда дизайнеров, архитекторов (среди них — Николай Григорьев, придумавший комод Big Woo. — Прим. ред.) и декораторов на аутсорсе — их мы привлекаем на интерьерные проекты, разработку мебели и торгового оборудования. Все предметы производятся на фабрике в Подмосковье, где мы в месяц делаем не меньше 30 единиц. Обычно стараемся держать некий запас, но, например, все комоды производятся только на заказ. Нас всегда вдохновляли и вдохновляют классические примеры модернизма 1950–1960-х годов и современный скандинавский дизайн.

Журнальный стол


Александр Петунин

Первый реализованный проект — журнальный столик, сделанный по 3D-модели с помощью лазерной резки и покрашенный в разные цвета. В этом году он поехал на выставку 100% Design" в Лондон. Следом я сделал второй стол по этой же технологии, но более сложной формы, который побывал на Moscow Design Week 2013. Эти вещи производит столярная мастерская моих хороших знакомых под заказ в единичных экземплярах. Остальные проекты пока существуют в виде концептов, но их в любой момент можно напечатать на 3D-принтере.

Кресло Tatik


Темболат Гугкаев

Чувство формы, пропорций и прочего — это, видимо, „заводские настройки“, которыми человек или обладает или нет. Я вроде бы обладаю, поэтому все и получается само собой. Мы стремимся делиться с другими теми способами, которые нам доступны. Для кого-то это слова, для кого-то — музыка. С этой целью, наверное, я и придумываю светильники, мебель и прочие штуки. Большая часть покупателей у меня за границей — как-то так получилось, что меня сначала узнали в других странах, а затем уже в России.

Кресло Brazilia Soft


Константин Лагутин и Анна Сажинова

Самой первой масштабной работой был наш офис — столы, стулья. Вначале мебель мы делали только под свои же конкретные проекты, но потом решили, что создавать готовые маленькие вещи нужно и важно. К настоящему тиражу мы пришли года через два. Наш хит „Влюбленные котики“, например, выпускается тиражом 20–30 тысяч экземпляров.

Свечи Trope


Роман Свиридов и Мари Мазаева

Сначала дизайн для нас был чем-то вроде хобби, а потом превратился в работу. Сам Trope начался с идеи сделать напольный светильник для дома. Он так и не получился, зато вышла хорошая форма, которая стала основой первой свечи. В какой-то момент мы решили представить проект в интернете — понадобилось название. Мы подметили, что все формы, которые мы выбираем, несут сильный эмоциональный подтекст, связанный с потенциальной возможностью их разрушения. Эту метафоричность как нельзя лучше передает литературный термин „троп“.

Кошелек Leaf Wallet


Алексей Чугунников

Весной этого года бренд F.O.R., где я работаю шеф-дизайнером, с коллекцией Leaf Leather дебютировал в Гонконге, а также на лондонской выставке 100% Design" и на Moscow Design Week, где о нас очень хорошо отзывались. Один из предметов в этой коллекции — кошелек Leaf Wallet из толстой кожи, который сделан без единого шва и сконструирован так, что в закрытом состоянии закрывающий ремешок дополнительно защищает отделение с самым ценными картами.

Диван с графичным принтом


Дмитрий Логинов

Я дизайнер, а не бизнесмен, поэтому только создаю концепты, а реализуют их крупные компании. Мои предметы производятся в разных странах, и купить их можно по всему миру от Москвы до Нью-Йорка, от Стамбула до Сиднея — я сам часто встречаю свои вещи в шоу-румах во время поездок. Реализуя свои фантазии в области предметного дизайна, глупо вдохновляться другими его образцами. Я бы даже сказал, это пошло. Меня вдохновляет современное искусство в целом, будь то мода, графика, сценический дизайн, архитектура или музыка. Два часа в нью-йоркском MoMA дадут мне больше, чем неделя Миланского мебельного салона.

Головоломка Солнышко


Ирина Новичкова

Когда у меня родилась дочь, захотелось, чтобы у нее тоже были игрушки, которые могут развить смекалку, логику, воображение. Тогда в магазинах практически не было развивающих игр, и я начала делать их сама. На одной из выставок познакомилась с Владимиром Ивановичем Красноуховым, талантливым изобретателем головоломок, и он предложил мне сотрудничать. Несколько моих авторских разработок производится в Испании, Португалии, Франции, Германии. Среди них моя любимая — „Гала-куб“. Внешне она похожа на детскую игрушку, но реально относится к высшему уровню сложности.

Стул Helvetica


Виталий Жуйков

Сейчас в моей небольшой арендованной мастерской выходит по 5–10 объектов, параллельно движется проект для одного московского кафе. Еще недавно я познакомился с дизайнерами из Англии, которые занимаются тем же, но, конечно, ассортимент у них покруче. У нас родился совместный проект, сейчас как раз обсуждаем детали.

Датчики Lapka


Вадик Мармеладов

В 2012 году Вадик Мармеладов и Сергей Филиппов под именем Lapka представили свой первый проект, связанный с предметным дизайном, — редкой красоты карманную лабораторию из четырех датчиков, которые измеряют влажность, температуру, радиационный фон и уровень нитратов в овощах и фруктах. В 2013-м набор начали продавать в России, причем не где-нибудь, а в re:Store. В планах у Lapka еще несколько гаджетов для контроля за состоянием здоровья.

Комод Bio


Сергей Семенов

Свой самый-самый первый предмет — диван-бар — я придумал миллион лет назад и собрал дома на коленке. Через пять-шесть лет он нашел себе место в редакции журнала Cosmopolitan. А первый серийный предмет — торшер Flat — получил несколько наград, поездил по выставкам и до сих пор продается, не претерпев практически никаких изменений.

Светильник в форме шишки


Павел Кулешин

Идея светильника-шишки пришла мне во время зимнего путешествия по Крыму, куда я поехал на фестиваль Space of Joy. Там я очень впечатлился соснами и вообще хвойными растениями. Название было выбрано летним вечером за пивом из великого множества вариантов. С тех пор шишки четырех размеров производятся в наукограде Королевe, в нашей мастерской, а продаются в офлайне в Ванкувере, Эйндховене, Перми, Сухуми и Гаграх.

Лонгборды


Максим Копосов

Сейчас мы работаем вдвоем — я и мой отчим — у себя дома в Подмосковье. Количество произведенных досок достигает ста штук. Специально делается небольшая партия с определенным дизайном и формой, но и на заказ можно сделать, если мне будет интересно то, что предлагает клиент. Минимальное время исполнения — две недели. Ранее я участвовал в каких-то выставках, теперь мало слежу за мероприятиями и не всегда могу принять участие.

Плитка с узором


Евгения Зеленская

Начали мы с чернолощеной керамики — это та самая традиционная керамика, сделанная на гончарном круге и задымленная в опилках. Долго изучали технологии дымления, вощения, лощения. Изучили полностью формы керамической утвари, начиная с XV века. Сегодня у нас есть прототипы древнерусской посуды с аутентичными названиями. Всего на мануфактуре в Суздале работают 37 человек. Тиражи небольшие, около 7000 единиц в месяц. Мы много делаем на заказ, в основном это плитка, расписные панно, изразцы, лампы.

Лампа Угол


Ярослав Мисонжников

Я трудился один, пока мы с партнером Евгением Садовниковым не открыли свое бюро Именно-дизайн. Начали с небольших предметов: чехлов для гаджетов из кожи и фетра, а сейчас готовим производство дизайнерской мебели из дерева. Это будет отдельный бренд Именно-дерево.

Светильник с лесенкой


Владимир Иванов

Работаю я пока один, материалы и производителей тоже нахожу сам. Большие тиражи еще не делаю, поэтому продукцию выполняем в основном под заказ в среднем за полторы недели. В мае мне довелось показать свои работы во Флоренции благодаря Анастасии Крыловой и Марии Твардовской, под чьим руководством был создан проект Russian Design Pavilion, который продвигает наш дизайн в России и за границей.

Маска Медвежья голова


Александр Каныгин

Однажды у меня появилось желание сделать что-то вроде охотничьего трофея. Первая модель была из пластилина, потом из бумаги, потом из дерева. Производство из дерева оказалось дорогим, поэтому я заказал партию из пластика — получилось не хуже и дешевле. Впрочем, деревянная маска мне по-прежнему очень нравится, тем более что может быть выполнена практически из любой породы. Но пластиковые — очень неплохой компромисс, они даже могут светиться.

Тумба Uno


Павел Шелягин

История такая: когда нам в прошлом году нужно было купить себе вещи домой, IKEA отпала, потому что вещи по нормальным ценам там сделаны из ненатуральных материалов, а в других магазинах человеку даже со средней зарплатой купить качественную вещь не под силу. Тогда я работал графическим дизайнером и подумал —почему бы не сделать что-то свое? Первый предмет — тумба с разомкнутой столешницей — стал хитом, особенно за границей.

Стол Bitter Sweet

Дмитрий Борев

За два года мы с женой построили за городом дом-мастерскую. И у меня, и у Кирилла было много эскизов, из которых мы делали первую коллекцию. Мы не штампуем готовые модели, один предмет у нас повторялся не более четырех раз. Оптимальная ситуация — человек дает нам размеры и минимальное техническое задание, а мы в течение пары недель рисуем эскизы, а где-то через месяц уже отдаем предмет.

Мебель One Line


Максим Максимов

Maximovich — имя, которое происходит от моего отчества, имени и фамилии. Под этой маркой я работаю самостоятельно. Несколько моих новых продуктов в этом году появятся на рынке под европейскими марками, а в данный момент я работаю над большим мебельным проектом, который мы запустили с партнером в России.

Вешалки Totem


Ярослав Рассадин

Сам не произвожу ничего — проектирую для клиентов. Из-за желания постоянно пробовать новое разброс получается большой — от вещей для дома до транспорта и промышленного оборудования. Totem — это серия из двух вешалок для одежды, которые вообще не про удобство или функциональность. Эти штуки — как идолы с головами языческих богов. Это нечто большее, чем просто вешалка, это футуристическая скульптура, такой божок из будущего или с другой планеты. Мне очень нравятся неочевидные коды в предметах, которые можно трактовать по-разному.

Источник: Афиша Город